В море трупы, трупы в воде,
В горах трупы, трупы в полях.
Я умру за императора,
Я никогда не обернусь назад.

(Слова японской патриотической песни про Перл-Харбор)

Самое отвратительное для меня в Японии (при всем, что увлекаюсь страной и культурой), так это то, что официально государство так и по сей день не принесло официальные извинения за все преступления, творимые во время Второй Мировой.

Нам из-за Катыни до сих пор достаётся от поляков, немцы уже не знают, как им отмыться от клейма фашизма, а японцам на всё насрать — знай себе талдычат про четыре острова Курильской гряды.

Более детально углубившись в их зверства и геноцид по отношению к оккупированным народам, уже не удивляешься современному gore -арту и любованию японцев насилию, расчленению, пыткам и издевательствам, которыми полны их anime и manga. Столько аниме, хентая, фильмов, флеш игрушек, где кишки, сиськи и кровища нет нигде, кроме Японии.

Да, были времена Бутгерайта и Шнааса, со своим трешем и хардкором, но они были в 80-е и благополучно закончились. Я извращенец, могу еще посмотреть b-movie, поиграть во флеш-слешер, но для кого японская индустрия выпускает этот кровавый кал? Уж точно не для десяти-двадцати фанатов.

Вывод — паталогическая генетическая предрасположенность к жестокости в национальных масштабах. И, как,  после описанного ниже,  обвинять американцев в намеренной жестокости за метание «толстяков» на Хиросиму и Нагасаки.

Итак, немного про зверства, учинённые японцами в годы Второй Мировой Войны:

 во время военных действий на тихоокеанском флоте американцы звали санитара не стандартным криком «санитар», а загадочным кличем «талулла» (от имени довольно популярной в те годы актрисы Таллулы Бэнкхед). Объясняется это тем, что японцы взяли на вооружение подловатую тактику — звать санитара, а потом подстреливать его. Ну а выговорить слово с двумя звуками «л» они было просто не в состоянии, вот и обламывались…

Зверства, садизм, издевательства и бесчеловечное обращение японцев над военнопленными и мирным населением попросту выставляют фашистских карателей детьми, по сравнению с ними:

Филиппинка Нариса Клаверия в интервью британскому телевидению вспомнила, как ее, 11 -летнюю, вместе с семьей схватили японцы. Отца привязали к дереву и штыками неспешно сдирали с него кожу, в то время как солдаты насиловали его жену – для усиления «эффекта»…

Также создавались стационарные бордели, такие «станции комфорта» существовали с начала 30-х гг. в Манчжурии, Китае, позже в Бирме, Борнео, Гонконге, Индонезии, Корее, Малайзии, Новой Гвинее, Филиппинах, Сингапуре, Вьетнаме и Окинаве.
Любвеобильные японцы установили для «комфортных женщин» новый норматив в 40 мужиков в сутки (хотя бывали случаи, что доходило и до 60)…

Чудовищные и отвратительные эксперименты над людьми совершались в концлагерях. Наиболее известны пытки и издевательства в Отряде 731. События легли в основу фильма «Человек за солнцем»:

Были и эксперименты просто для любопытства. У подопытных вырезали из живого тела отдельные органы; отрезали руки и ноги и пришивали назад, меняя местами правые и левые конечности; вливали в человеческое тело кровь лошадей или обезьян; ставили под мощнейшее рентгеновское излучение; оставляли без еды или без воды; ошпаривали различные части тела кипятком; тестировали на чувствительность к электротоку. Любопытные ученые заполняли легкие человека большим количеством дыма или газа, вводили в желудок живого человека гниющие куски ткани…

Невероятная жестокость, ненависть, безразличие к человеческой жизни японских военных распространялись, как на белых, так и на азиатских военнопленных и гражданских.

 Самураи же считали, что пленные американцы- бросовый человеческий материал. Обычно их использовали для тренировок штыковой атаки. Когда в Новой Гвинее у японцев возникли перебои с провиантом, они вынесли решение, что поедание своего злейшего врага не может считаться каннибализмом. Сейчас трудно подсчитать, сколько американцев и австралийцев съели ненасытные японские каннибалы. Один ветеран из Индии вспоминает, как японцы аккуратно отрезали кусочки мяса у еще живых людей. Особо лакомой добычей у завоевателей считались австралийские медсестры. Поэтому работавшему вместе с ними мужскому персоналу было приказано в безвыходных ситуациях убивать медсестер, чтобы те не попали живыми в руки японцев. Был случай, когда с потерпевшего крушение судна на, берег захваченного японцами острова выбросило 22 австралийские медсестры. Японцы набросились на них как мухи на мед. Изнасиловав, их искололи штыками, а в завершение оргии загнали в море и расстреляли. Азиатских пленных ждала еще более печальная участь, поскольку они ценились еще меньше американцев. Когда в одном из концентрационных лагерей произошла вспышка холеры, японцы не стали утруждать себя лечением, а просто сожгли весь лагерь вместе с женщинами и детьми. Когда в той или иной деревне возникали очаги заболеваний, огонь становился самым действенным средством дезинфекции…

Кодекс «бусидо» проявлял себя в самых извращённых и немыслимых формах:

Никакой пощады побежденному врагу! Плен — позор хуже смерти. Побежденных врагов следует истребить, чтобы они не отомстили, и т.д. Например, перед уходом на Русско-японскую войну 1904-1905 годов некоторые солдаты убивали своих детей, если в доме была больная жена, и не оставалось других опекунов, так как не хотели обрекать семью на голодную смерть. Они считали такое поведение проявлением преданности императору. Согласно Томикура и другим авторам, подобные поступки считались достойными похвалы, так как убийство ребенка и больной жены рассматривалось как выражение преданности и жертвенности по отношению к своей стране и императору Мэйдзи…

Источник статьи

Японцы — звери, и не дай бог столкнуться с их «добротой и лаской».

Поделись с друзьями: