район эмигрантов

Увидеть Париж и умереть, давно говаривал  фотограф Илья Эренбург, подразумевая красоту города романтиков, шарм горожан и особый дух Франции. Но, сегодня заблудившийся турист на своей шкуре может испытать всю недвусмысленность этого выражения.

Со студенческой скамьи, увлекаясь наполеоникой и историей Франции, всегда мечтам попасть в Париж.
Этот древний и знатно пропиаренный туристами и самими французами город всегда вызывал исторический (Франция, как величайшее государство эпохи средневековья, Нового и Новейшего времени, да и одни  герои романов Дюма чего-только стоят) и эстетический трепет. Парижская утончённость, архитектура, столица моды и гастрономии, красота и стиль парижанок, оревуар, аля гер ком аля гер, сильвупле минет, жене манж па сис жур и лё баклажан.

Но, не вонючая Сена так огорчила автора…!

Париж уже не тот

Посетив несколько раз Париж в начале и середине 2000-х, всегда въезжали через северную часть города.  Бутово, Бибирево и прочие спальные районы могут показаться тихим и уютным Джерси в сравнении с французской столицей. Ехали в автобусе изрядно датые, когда  я предложил нескольким приятелям считать через стекло цвета кожи и национальную принадлежность жителей, которые мелькали по ходу нашего маршрута. В ассортименте были представлены негры и прочий градиент чёрного, арабы, азиаты и, естественно, обитатели с белой кожей. Удивлению не было предела, когда результат нашего бухого соц. исследования явил следующую демографическую картину по национальной принадлежности: на одного белого приходилось 3-4 выходца из Африки, 2 араба и примерно один азиат.

Это не Париж, а Вавилон какой-то, подумал автор и глотнул из общей кружки водки, закусив куском консервированной сайры, стараясь не капнуть маслом на шорты из-за качки автобуса.

 Побег из Блошиного рынка

Второй раз столкнулись с последствиями дружелюбной политики мультикультуризма, когда припёрлись на Блошиный рынок в день, когда он был закрыт. Тупо слонялись по пустым проходам рынка мимо закрытых лавок и контейнеров. Надо было уже уезжать, а сувениры и занятные цацки, которые мы очень ожидали увидеть, увы,  купить не смогли. Грустной  компанией в количестве пять человек мы пинали мусор и бродили в надежде увидеть открытый прилавок барахольщика.

Опа, мы заметили, что двери одного контейнера были открыты и туда-сюда  шныряли какие-то аборигены, выгружая из грузовичка товар. Наивные русские парни загорелись мыслей, что может удастся уговорить их продать нам хоть что-то. Улыбаясь нечищенными зубами и со словами Хелло, Бонжур и Вив ля Франс, мы подкатили к барыгам…

Вероятней всего, мы потревожили осиное гнездо торговцев краденым, так как из бокса выскочили и с криками понеслись за нами человек десять негров . Матерясь и размахивая ножами, битами и обрезками труб, не ассимилированные сыны Африки кричали нам вслед много непонятных французских слов, не исключаю, что желали нам здоровья и вновь возвратиться в Париж. Надо признаться, но эта французская речь не вызывала того восторга, который у некоторых возникает при прослушивании песен Мирей Матье и Джо Дассена.

Тут, следует с унынием  признать, что руссо лохо туристо  в своём to do list совсем не планировало отгрести пиздюлей от негритянских отбросов, пишуших с ошибкой своё имя, поэтому мы прекратили  перестраиваться в боевой каре и тупо втопили так, что только пятки сверкали. Пожелав в последний раз  нашим матерям здоровья и сёстрам удачи в половой жизни, алжирские пацанчики  с района от нас отстали. Уфффф!

История про белые сливки

Покидая «Paris mon amour», мы забыли затариться на подарки и в дорогу винищем.  Оказавшись  в туристическом центре Сите, нам оставалось до отправления несколько часов. Покупать вино в бутылках в обычных лавках  было дорого и не камильфо для нашей авантюристской компании. Катило только вино в пластиковых пятилитровых канистрах-бочёнках!!! Суровый и нищебродский подход, но се ля ви.

Зная из местного диалекта только слово «Супэмаршён», мы начали приставать к встречным нетуристической внешности, жестикулируя и пытаясь найти супермаркет. Кто улыбался и проходил дальше, глядя на наши идиотические лица, кривляния и лингвистическую тарабарщину, скроенную из английского, французского, немецкого и связующего слова  «бля». Но, некоторые сердобольные французы показывали одно или несколько направлений возможного маршрута. Постепенно мы удалились от оживлённых и полных фотографирующихся азиатов улиц…

Ебию  мать, куда ты тропинка меня привела!

Незаметно мы очутились в стране Магриба. Хиджабы, бурнусы, паранжи, шаровары, цветастые африканские наряды. Ни одной белой сволочи вокруг. Кругом кипит восточная жизнь. Лотки с фруктами и всякими «хычины, пахлава, бешбармак» стоят прямо на тротуарах, занимая добрую половину прохода, мимо которых лавируют арабы, африканцы. Что-то пекут, варят,жарят, парят и продают в виде фастфуда. Неорганизованная и несанкционированная торговля тряпками, зеркальцами и бусиками, как нити мицелия, опутала всю улицу. Женщин больше чем мужчин, — торгуются, спешат, несут на голове корзинки со всяким хабаром.  По-французски никто не бельмеса, да и мы очкуем к ним с вопросами приставать. Вот только минаретов нет, но это, заметьте в расстоянии 40-50  минут от центра, это район не  спальных панельных девятиэтажек севера Парижа, это — улица классической застройки времён Наполеона Третьего.

Вот, именно в такой ситуации и начинаешь ощущать  присутствие в организме сфинктера!

Для нашей неописуемой радости мы неожиданно наткнулись на супермаркет. Обычный супер маркет на первом этаже дома, но есть некоторое «но»…

В магазине было полно негров покупателей, да и весь персонал был чёрного цвета. Весь!!!!!!!!!!!!!  Блядь, мы там были, как три одинокие капли белых сливок в кружке вонючего кофе Нестле, которых  капнули в коричневую сублимированную муть и  они мгновенно растворились. Я уверен, что когда Брюс Уиллис  из «Крепкого орешка» оказался голым в чёрном гетто с табличкой — «Я ненавижу чёрных«, то он испытывал намного меньше ужаса чем мы. Да, окажись мы на вечеринке Ice T или Тупака в Бронксе, было бы больше шансов спасти наши белый жопки.

Никакого расизма, шовинизма и дискриминации не сквозило в наших мыслях. Просто я предполагал, что такое бывает, но наткнуться — совсем другое дело.

Напустив важный вид и с походкой в стиле «yo, brother», три «снежка» обнаружили винище в канистрах и готовы были оплатить его и ретироваться, как в районе кассы начался какой-то кипеж. В мыслях я уже приготовился принять ислам и прикидывал на сколько эротично будет выглядеть шрам на моём члене после обрезания, как всё улеглось. Оказалось, что местный чувачёк пытался пройти мимо кассы, не оплатив спрятанные в кармане батарейки. Два здоровенных чёрных жлоба-охранника его обшмонали и, навесив пиздюлей, отпустили.

На этом наши цветные злоключения закончились. Вуа ля!

К чему эта долгая преамбула со счастливым концом, спросит заинтригованный читатель? А, вот к чему! Перебирая архивы своего старого и невинно убиенного блога (sspleen.blogspot.com), я наткнулся на интересное тематическое видео.

Увидеть Париж и умереть …

justice — stress (official video)

Толерантность?  Права эммигрантам?  Буржуазный рай?

В  нагрузку рекомендую посмотреть суровый  арт-хаусный фильм про ненависть «новых французов» — La Haine. (искать и качать где, вы знаете).
P.S. И да, ночной Париж прекрасен, но когда нет поблизости туалета приходится посцать прямо возле Собора Парижской Богоматери. Эскузе муа!

 

Поделись с друзьями: